Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

Ребята из питерского комьюнити «Урбан» уже не первый год пытаются расшевелить отечественную бэйс-сцену и на днях представили новый сборник CHRISTMAS IN STGHETTO VOL.2. Мы решили поговорить с основателями формации Леней Сушковым и Андреем Караваем, о том, как все это зарождалось, какие плоды приносит сегодня и что ждет электронную Россию в будущем.

Автор: Настя Кара

Идея создания появилась далеко в 2014 году, когда был некий упадок бэйс-музыки.

— Где это происходило?

Л: Например, тот же бар «Ателье», где чуть ли не каждую неделю была куча интересных мероприятий, привозов. Помимо этого существовали разные вечерины, где, когда я начинал играть и где можно было ставить такую музыку. Потом в один момент просто нигде в городе не играл ни Jersey, ни Juke, появилась необходимость что-то с этим сделать, брать ситуацию в свои руки.

В начале 14 года я серьезно взялся за организацию, были некоторые контакты с барами, и мы решили провести вечеринку — чисто олдскульный дабстеб саунд, позвали знакомых диджеев и устроили небольшой движ в баре «Ключ» на Чернышевской.

Тусовочка вышла ну совсем пилотной, в основном пришли друзья. Были мимо пролетающие люди, так как вход был бесплатный, в общем это человек 50.

В основном были люди, которые залетали в тот момент, когда играл классический дабстеп, подходили к диджею и говорили: «где дабстеп? Где Скриллекс?». В таком духе прошла вся ночь. Это был первый опыт, после которого мы поняли, что и как нужно делать, и некоторое время все это обдумывали. Где-то к осени 14 года мы решили выйти в обновленном формате.

Сначала проект назывался Urban Influence. Почему Это городская музыка, где есть как мейнстримовое звучание, так и небольшие скопления людей, которые слушают более андерграундную музыку, которую мы и начали делать: джук, геттобэйс, гэттотек и прочий движ.

Уже через год или два мы просто сократили до «УРБАН», тематика сменилась на полностью русскую. Пришло со временем- чем больше занимаешься, тем больше начинаешь шарить.

Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

Что отличает «Урбан» от других тусовок?

Л: Когда мы начинали, особо никаких фишек не надо было придумывать, потому-что мы были единственными, кто делал бейс-тусовки, и люди шли, потому что не было альтернатив. Со временем, особенно в 16-м году, начали появляться новые движи: Grime Ting, где ребята продвигают грайм на русском, SKENG!, где ребята играют только бэйс. Мы под влиянием этого не менялись, но зато только у нас на вечеринках активно двигают гетто-тему.

А: Обрыганов меньше!

Фишка нашей тусы  максимально разношерстное музло, как бэйс, так и нет. У нас нет упора на какую-то определенную музыку, на каждой вечеринке играет разная музыка. Конечно, есть базовая типа бэйслайн, джук, джерси, рэп, техно, но каждый раз что-то новое уходит.

Техно почти нет (и это хорошо!)

Если на Урбане ты слышишь прямую бочку, значит, скорость больше 140.

Может ли УРБАН из довольно локальной андерграундной тусовки превратиться в определённую субкультуру, формацию общероссийского уровня?

Л: Сейчас довольно сложно об этом судить. В ближайшее время мы не планируем нечто максимально масштабное, чтобы выйти на такой уровень. Мы делаем это в Петербурге, максимум до Москвы доберемся.

А: В Москве было пару вечерин, пара еще будет в этом году. Пока движемся на локальном уровне, сейчас к нам подключится больше диджеев, продюсеров. В последние полгода немного меняется вектор развития: сейчас думаем двигать именно локальную сцену и развивать пока что в нашем городе. Не знаю, насколько широким может стать.

Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

Согласен ли с фразой «все, что ты любишь, однажды станет мейнстримом

Л: Вот пока что то , что мы делаем, мейнстримом не стало, поэтому трудно сказать. Вполне возможно. Сейчас в мейнстриме есть много чего другого, и нет никаких признаков того, что что мы делаем, выходит в мейнстрим, особенно в СПБ.

А хотел бы?

Л: С одной стороны будет прикольно, если за тем, что мы делаем, начнет следить много людей, чтобы была отдача большая. Но с другой, достаточно того, что происходит сейчас: небольшим группам людей не все равно на это, подключаются люди из рэпа, из техно. Пока этого достаточно.

А: Что значит «общероссийского»? Как Янграша? Урбан — очень узкоспециализированная тусовка.

Выйти в мейнстрим не может, так как она уже была в мейнстриме и нах** никому не нужна, кроме любителей.

Л: Определенная культура внутри нас есть, существуют же люди, гэнг, наполняющий тусовки. Есть много диджеев, не умещающиеся в лайн-ап одной вечеринки. Почему движение не становится таким, как YungRussia? YungRussia расхайпил один человек. Если бы не Pharaoh, ну, Boulevard Depo еще, ничего бы не существовало.

Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

YungRussia — это Pharaoh, а у нас местный Pharaoh — это Андрей.

Лучшая и худшая тусовки, которые вы делали.

Л: Про худшее- сразу вспоминается «Урбан — 2 года». На самом деле вечеринка прошла нормально, но там вообще никого не было. Это нельзя назвать худшей. Тусовки до «Мистерии» все ужасные. Была пара вечеринок на первом году жизни УРБАНа. И на последней мы сожгли колонки.

А: Больше всего понравилась первая «Мистерия, потому что я был вообще в хлам.

Л: Когда мы начали делать «Мистерию» в конце 2015 года, эти вечеринки были для нас уровнем выше, сравнивая с тем, что было до них.

Это были масштабные вечеринки, но мы все равно пили «Изабеллу».

Одна из лучших вечеринок прошла год назад в WKND с SP4К, было очень много людей и серьезный плюс у нас.

А: Ну ты же знаешь, почему было много людей- потому что это был WKND.

Л: Чем дальше все это идет, тем лучше становится — мы не стоим на месте. Развитие есть, но оно малозаметное, например, недавние вечеринки лучше, чем год назад. Масштаб изменился, людей больше стало.

Расскажите о казусах, происходивших с вами в процессе организации вечеринок. Сложно ли все это устраивать, что по деньгам, часто ли в минус уходите или наоборот?

А: Главный казус: люди никогда не знают, что делать со своим ноутом. Они даже погуглить не могут, что надо делать, когда ты пришел играть. Они думают: «вот я приду и сразу начну играть». Кто-то не приносит провода и оборудование, ожидая, что ему что-то дадут. Поставят мол «нажимай сюда», и музыка сразу начнет играть, даже без вставки флешки. Это нужно узнавать у организаторов.

Насчет договора с барами Леня шарит.

Л: Если напишешь бару и, получив отказ, начнешь уговаривать, то ничего не получится, ибо сразу говорят да или нет. Нужно показывать промо и портфолио. Но в последнее время мы работаем с барами, с которыми не возникает проблем, на уровне «проводим тусовку—даете датуда, даем», и мы начинаем делать.

Насчет нехватки бюджета. В принципе, у нас нет никаких спонсоров и никогда не было, и не знаю, будут ли они вообще.

Делаем все со своей стипендии, которой, к слову, у меня нет.

Уходили в минус – минус 3 тысячи, но это не суть, тусовки не такого большого уровня, чтобы уходить в минус или наваривать бабла на них: это чисто наше, то, что есть, то и тратим, отбиваем иногда. Выйти в ноль  достаточно. Делается это в первую очередь не для денег.

Чем живет формация Урбан, почему им не стать такими, как YungRussia и в чем секрет плохой вечеринки

И последнее: почему релиз вышел именно под Новый год, но никак с ним не связан? Я ждала треков про Рождество, а там от Рождества один трек.

А: Я скажу свое мнение. Я вообще не ебу, при чем тут Рождество.

Л: Это была фишка: собрали компиляции, выпустили под Новый год, релизнули 30 декабря, было несколько рождественских треков. В этом году то же самое. CHRISTMAS не потому, что все треки рождественские, а потому, что релиз выходит под Новый год. В этом году хотели сделать так же, но по временным рамкам не успели.

И еще: мы любим Burial и Skrillex.

Наша туса обязана Skrillex, но об этом позорно писать.