Интерьеры отечественных общежитий сильно отличаются от тех, что мы видим в американских фильмах о студентах. Перенести эти чувства в сеть почти невозможно, но один из авторов «Второй ветки» и наш внештатный фотограф попытались сделать это, создав серию фотогалерей и мыслей студента о самой клишированной общаге.

Способ существования, словно нарочно созданный для самой яркой, горячей, бунтарской, образованной, злой, амбициозной, мечтающей и верящей молодежи — студентов. Это особый тип людей.

Пробив тяжелой головой социальный потолок провинциального города, они нестройным потоком устремляются сюда. В общагу.

Словно паруса, топорщатся во все стороны походные сумки, глаза слепят огни открывшихся горизонтов, а наши герои обивают пороги своего нового обиталища.

Но почему так плохо?Почему так неуютно, так пусто, так грязно, в конце концов? Почему моя жизнь теперь свелась к паре квадратных метров неудобной кровати?

А куда ты денешься. Один, в чужом городе.

И побежали студенты собирать весь нехитрый скарб, обустраивать свою пыльную комнату.

Вдруг понимаешь, что в твоем доме правила устанавливают другие. Теперь тебе говорят, как ты должен жить. Пропуск, вахта, дежурство.

За несколько лет жизни в общаге, ты насквозь пропитываешься ненавистью к любой власти. Запреты, созданные для унижения человеческого достоинства, плохо вяжутся со свободолюбивым студенчеством.

Тесно. Уже и не помнишь, когда последний раз оставался один. Всюду шум и запахи еды. По коридорам гуляют расторопные вьетнамцы, а бледнолицые девчонки в мятой одежде стоят над грязной плитой.

Глядя на жужжащий поток людей, постепенно теряющих себя в попытке выжить под неуютной крышей, я часто думаю: где я в этом потоке?

Гвозди бы делать из этих людей. В бытовой плавильне общаги куются стальные люди. Сильные, умные, хитрые и изворотливые — такие пойдут по головам и влезут через окно.

Идеалы университета уже вызывают усмешку — тут мы сами себе хозяева жизни. И живем не благодаря общаге, а вопреки.

Не дом, а место жительства. Промежуточный период длиною в четыре года.

Свой старый дом ты уже потерял, а новый еще предстоит обрести. А между этим — маленькая жизнь. И за эту жизнь в тебя до самых костей въедается навязчивая мысль о том, что в этом мире мы все лишь гости.

Фото: Настя Лапшина