Настя Кант любит делать темные кадры и постоянно постит свои снимки в anesthetics room. Она представляет поколение молодых стартаперов, которые целыми днями сидят в кофейне, встречаются с творческой элитой и создают культурное пространство городов, достаточно отдаленных от столицы. А еще она из Екатеринбурга — родного города редакции «Второй Ветки». Попадание Кант в «Галерею дня» было неизбежно.

Я хотела бы быть папой Дугласа Сполдинга — главного героя «Вина из одуванчиков Брэдбери. Чтобы замечать в повседневных каких-то вещах красоту и превращать это в такие красивые метафоры. Вторая глава  моя летняя отдушина. Я читаю и каждое слово принимаю на вкус, и хочу еще снимать.

В 12 лет я просто очень хотела камеру. И когда в 2013 году она у меня появилась, первыми фотографиями были коты на балконе. У меня эта картинка очень сохранилась в памяти. Я пыталась пробовать разные режимы камеры и не понимала, почему у меня просто белый кадр, что-то меняю — полностью черный. Я думала, что ломаю камеру и убрала её.

Активно фотографировать я начала только в последние два года. Я нахожу людей, которые заинтересованы в каких-то моих идеях и у нас получаются отличные проекты.

Обычно я просто встречаюсь с человеком, гуляем и очень много разговариваем, и получается что-то крутое.

Когда я снимаю людей — мне хочется показать именно человека. Если я снимаю в городе — то стараюсь показать конкретного человека в конкретном месте. Но никогда нельзя предугадать заранее, какую черту характера ты покажешь. Не со всеми людьми, которых я снимаю, я заранее хорошо знакома. Тогда ты не можешь заранее придумать, ведь человек может оказаться гораздо многогранней, чем ты представлял его себе, и это еще круче. Главное поймать момент, когда человек весь в эмоциях. Здесь все спонтанно.

Порой замыливается взгляд. Я раньше очень любила фотографировать Городок Чекистов. Сейчас я прихожу и понимаю, что не могу здесь больше ничего придумать.

У нас в городе не так уж и много мест для фотографирования. А ведь формально ты постоянно должен искать что-то новое.

Екатеринбург очень маленький, а для фотографа он еще меньше, и действительно красивых мест, где можно фотографировать бесплатно — мало. Но тут уже познается насколько хорош фотограф. Я считаю, что высшее в мире искусство — сделать фотку в супер мейнстримном месте так, чтобы все подумали, что это где-то в Европе.

Мой рюкзак — маленькая фотовселенная. С собой всегда две большие камеры: пленочная и зеркалка. Выбор между этими двумя всегда становится животрепещущим вопрос. На пленку финансовый расход побольше. Но сейчас я уже поняла все механизмы. Довольно много времени потратила на то, чтобы у меня не было пыли, засветов, чтобы я была уверена, что не накосячу, если человек доверится мне и пленке. И мне очень нравятся те люди, что понимаю ценность этого абсолютно уникального кадра.

Бывают произведения искусства, которые ты смотришь «в нужное время, в нужном месте. Но обычно меня невероятно вдохновляет стилистика прошлого века. Музыка, люди, фильмы Вуди Аллена с его лучшей стилизацией под 20 столетие. Я смотрю старые фильмы и замечаю, что люди одеты совершенно также, как сейчас. Не удивлюсь, если кто-то через пару лет начнет носить малиновые пиджаки и грабить ларьки.

Музыка очень важна для вдохновения. У меня есть кадры, которые были вдохновлены отдельными песнями. У меня весь паблик — фотография и какой-то трек, это не случайно  действительно такая ассоциация.

Я люблю замечать, когда я радуюсь и когда другие люди счастливы.

Нравится видеть детали: красивый цвет машины, розовое небо, полоска солнца на книге.

Закаты это вообще отдельная любовь. Фотография — как закат. Совершенно уникальна, красива и каждый раз задумываешься, чем люди заслужили такую красоту.

Сейчас у меня часто есть желание фотографировать всё. Для этого я купила пленочную малышку Олимпус. За 100 рублей на Авито — окупилось за вечер. На него делаются кадры просто для себя, но это самый большой аттракцион для меня. Я снимаю и думаю, как же я буду рада, если этот кадр получится.

Но что еще хорошо — никто никогда не замечает, что я фотографирую их на Олимпус.

Самое главное вдохновение — люди и жизнь. Красивые прохожие, про которых ты знаешь, что они что-то создают и ты думаешь: «боже, он такой потрясающий и изнутри красивый». Иногда я даже от современного искусства кайфую. Вдохновляюсь жизнью вокруг и атмосферой. И здесь важно не бояться собственных идей.

Вот настоящая свобода — внутреннее желание показать себя, как человека с хорошей визуализацией идеи: который может придумать, развить и воплотить её.