Вдали от музыкальных лейблов, сервиса iTunes и крупных концертных площадок скромно ютится поджанр хип-хопа, именуемый абстрактным. Его отличительная черта – не «модное звучание» и рассказы о «тяжелой жизни на районе», а смысловая нагрузка текста, в которой скрываются духовные и социальные проблемы.

Артисты, о которых знают единицы посвященных, уже давно похоронили мечты о популярности, предпочитая сладким грезам поэзию своих мрачных душ, которая гуляет по немногочисленным концертам в галереях уличного искусства, арт-студиях и закоснелых барах.

Исполнителей абстрактного хип-хопа совершенно не волнует качество звука композиций, техника речитатива и попадание в бит, ведь свои силы они вкладывают в текст, наполняя его переживаниями и чувствами, которые прячутся в треках под масками метафор и отсылок к произведениям искусства.

Можно сказать, что абстрактный хип-хоп – скорее литература, нежели музыка.

Выступления представителей этого поджанра – это экскурсии по внутренним мирам исполнителей, которые, словно чичероне, показывают гостям достопримечательности своих душ.

Ночные грузчики, макулатура, dobbro, Он Юн, высоглашаетесь

люди, считающиеся основателями российской абстрактной сцены


На одном из таких концертов автор «Второй Ветки» побывал 10 марта в арт-студии «Станция»

он сам принял участие в рэп-перформансе, оказавшись по ту сторону абстрактного хип-хопа

До мероприятия оставался еще целый час, но моя любовь к пунктуальности заставила покинуть стены квартиры значительно раньше, чем требовалось. Надев костюм рэп-исполнителя с ироничным именем «not just anybody», я гулял вдоль литературного квартала, повторяя строчки песен, которые предстояло декламировать перед зрителями.

Назначенный двор встретил меня тремя фигурами, которые спешно попивали нефильтрованное пиво, медленно выдыхая дым, исходящий от только что зажженных сигарет. Подойдя ближе, мне удалось узнать в одном из ребят участника мероприятия, который называет себя грустидруг.


17:00


Обратив на меня внимание, он сказал, что Толя должен подойти через 20 минут

Толя – организатор сегодняшнего квартирника, а также серии других мероприятий, которые носили исключительно абстрактный характер

грустидруг

Это очень гостеприимный и воспитанный парень такое, по крайней мере, впечатление произвел он на меня при первой встрече

Спустя 20 минут у входа во двор появился Толя, а вместе с ним завсегдатай данных мероприятий – добрыйутром. Приветствуя друг друга, мы перекидываемся парой фраз, а затем направляемся на «Станцию» чтобы настроить аппаратуру и провести саундчек.

Внутри «Станция» напоминает собой красную комнату из сериала «Твин Пикс», благодаря кровавым занавескам, что окутывают стены уютного гаража. Обитатели местного «Чёрного Вигвама» уже давно перестали грезить о популярности и славе, променяв большие площадки и толпы фанатов на паперть, образ которой таится в неказистом помещении, о местоположении которого знают лишь единицы.

Упав на диван, я завел разговор с добрыйутром

– Как думаешь, сколько сегодня придет человек? – спросил я, вспоминая большое количество гостей на прошлом концерте.

– Сложно сказать. Иногда мы с Толей предполагаем, что придет целая толпа, а в итоге у входа стоят всего 3 человека.

– А какое максимальное количество мест в этом гараже?


50

человек

собрали ребята на «Станции» прошлым летом


Нас прервал Гром, второй участник группы «переименуй», куда также входит добрыйутром. «Как дела?» — спросил он, доставая из сумки бутылку пива.

А где моя? – поинтересовался у него напарник по группе.

– У меня всего 200 рублей было в кармане. Ты же сам просил только воды купить.

И как мы будем читать реп без алкоголя?

На самом деле я задавался тем же вопросом, но решать данную проблему было уже слишком поздно — через 10 минут должны были начаться выступления артистов.

Первым на сцену вышел дуэт «переименуй», чье творчество, кажется, симпатизирует здешней аудитории. Выхватывая лица пришедших, замечаю, что многие подпевают выступающей группе, а также просят её участников исполнить определенные треки, названия которых я слышу впервые.

Грязный звук разлетается по небольшому помещению, пока участники нервно передвигаются по залу, смотря в экраны телефонов, которые, подобно суфлерам, подсказывают тексты исполнителям во время выступления.

Публика, расположившись на полу, внимает каждому слову исполнителей, сопровождая действия, что творятся на сцене, аплодисментами.


Паузы между треками Сергей добрыйутром заполняет локальными шутками,

понять которые сможет лишь постоянный гость «Станции»


«Под этот трек следует бухать, плакать и резать себя самого!» – призывают голоса дуэта, доносящиеся из колонок.

Под этот трек я отлучаюсь в уборную.

После окончания своего выступления, ребята объявляют следующего исполнителя – меня. Собираюсь с мыслями, провожу проверку звука, а затем начинаю читать свой короткий сет на 15 минут.

Взгляды зрителей обнажают мое нутро, словно слова, которые ютятся в песнях, – это ключи от всех дверей, что я тщательно прятал на отшибе сознания. Стараясь не забыть строчку, которая вылетает из головы при каждом выступлении, делаю первую ошибку, упуская нужное слово из карцера под названием «память».

Время пролетело незаметно, оставив в моем сет-листе последний трек. Перед началом его исполнения, решаю пообщаться с аудиторией, которая постепенно достигает различные стадии опьянения. Ответив на парочку банальных вопросов, касавшихся моего творчества, заканчиваю программу и покидаю пределы «Станции».


Осматриваю гостей, шепчу про себя:

«Надеюсь, никто не заметил»

Подобную процедуру я проворачивал 5 раз, пока не ощутил внимание публики

На улице уже стоял Толя, обсуждая со своим знакомым планы на будущие мероприятия. Рядом с ним пролетел светящийся в темноте окурок, падение которого он прокомментировал с явным недовольством в голосе: «Катя, разве сложно выбросить в урну?».

Владелицей докуренной сигареты являлась Екатерина Занкина – поэтесса, принимающая непосредственное участие в сегодняшнем вечере. Катя вышла на сцену, начав торопливо читать свои стихи, создавая ощущение того, что ей хочется скорее выйти из роли поэта и вернуться в амплуа зрителя.

Словно зверь, загнанный в угол, она отбивалась от угнетающей тишины с помощью отсылок к Буковски, Бродскому и Есенину, спасаясь в каждом услышанном аплодисменте.

Подобное ощущение вызывала и вторая поэтесса квартирника – aquamarinel. Возможно, на некую безэмоциональность её выступления повлияло отсутствие музыкального сопровождения, однако, даже оно не смогло бы устранить нотки апатии, застрявшие в голосе исполнительницы.

Парень, сидевший рядом со мной, прорецензировал происходящее на сцене фразой: «Ну и говно», чем ускорил чтение стихов в несколько раз.

После небольшого антракта на сцене появились грустидруг и его подельник Игоръ, с чьим творчеством я не был знаком до сегодняшнего дня. Стиль треков парней вызывал занятный ассоциативный ряд – от звучания Егора Летова до раннего творчества Проекта Увечье.

«Злой флоу» сотрясал стены «Станции», проникая под кожу слушателей, вызывая у них противоречивые чувства, спячка которых, кажется, не заметила наступления весны. Финальной точкой мероприятия стал щелчок фотоаппарата, сделавший общий снимок с участниками сегодняшнего квартирника, транслируя приятную усталость от проделанной работы на сцене. «Абстрактный вечер» подходил к концу.

Осторожно, двери закрываются!

Следующая станция: «Бар»