Еще пять уличных художников осталось опубликовать редакции «Второй Ветки», чтобы закончить создание карты. Наш сегодняшний гость живет в Хабаровске, дал краба Владивостоку и близок к классике культуры.

Артем Зига Андрианов

Помню, как первый раз взял в руки баллончик, это было лет 12-13 назад, а, может, и больше. Это были девяностые, и львиную долю населения составляла гопота. И поэтому любая деятельность, не связанная с криминалом, казалась неформальной.

Плюс, я был подростком, мне хотелось как-то самовыразиться, не кидая сверстников на мобилы. Сколько себя помню, я все время любил рисовать. К тому же, увлекался брейк-дансом, и, соответственно, слушал хип-хоп. Так, эти страсти и желание творить привели меня к рисованию граффити.

После 2006 года я основательно взялся за это дело и начал судорожно рисовать, покупать ящиками краску, экономить на всем, чем мог. Параллельно я связался с художественным оформлением. Все было просто: мне нравилось рисовать, людям нравилось, что я рисовал баллонами. И тут я понял, что могу заработать те деньги, которые я тратил на баллоны своим же творчеством. Бывало и так, что человек мне покупал баллончики, а я рисовал то, что мне нравится, например, на его гараже.

Сейчас я понимаю, что для того, чтобы начать чем-то зарабатывать, нужно приобрести некий опыт, который есть только у тебя.

Такой, который никто другой не сможет приобрести, или будет приобретать его дольше, чем ты. помимо опыта есть ещё один важный момент: любовь к своему делу. Неподкупная, всеобъемлющая. Например, я не представляю человека, который любит рисовать. И вот он такой рисует три года, а потом бросает и уходит на автомойку, или в офис работать каким-нибудь мерчем. То есть, человек, который любит рисовать, будет рисовать. Ему не нужна оплата, он будет дальше заниматься своим делом. А у меня так сложилось, что мое любимое дело мне еще и деньги приносит.

По сути, то, что сейчас делают на фасадах, вышло из простого рисования баллончиком на стене, которое можно считать вандализмом. Оно появилось из простых вещей, которые отвергало общество. И это положило начало развития этой ветки.

Лично для меня самым большим препятствием является общество. Тут как с рэпом: сначала все считали, что рэп — это фигня, многие до сих пор так считают, хотя на данный момент его популяризация произошла.

Также и с граффити. Раньше люди считали, что граффити это что-то дикое и несерьезное, а сейчас, всем стало интересно, люди начали писать об этом статьи, просить разрисовать фасады.

Еще одним препятствием для меня является  собственное желание расти. Чем его меньше, тем хуже ты как художник. А если ты растешь как личность, растет и твое творчество. Ты затрагиваешь более серьезные вопросы, ищешь более серьезные смыслы, это тебе не просто написать какие-то буквы на заборе. Ты понимаешь, что тебе нужно разбираться в композиции, в построении 3D элементов, смыслить в колористике и так далее.

Рисовать для меня не сложно в любом месте. Все зависит от того, какой смысл ты хочешь донести до людей. Если ты хочешь почиркать баллончиком на стене на центральной площади, то, естественно, ты не прав. А если в каком-нибудь ГСК хочешь нарисовать красивую машину, то тебе, конечно, дадут зеленый свет на это дело.

Адреналин от этого я уже не получаю. Мне 29 лет, у меня есть жена и ребенок. Так что хождение по ночным улицам и рисование в запрещенных местах осталось в прошлом.

На данный момент  мой основной вид деятельности — это граффити художественное оформление. Мне нравится рисовать, плюс, я зарабатываю этим деньги, а особый смысл я в это не вкладываю. Хотя есть люди, способные найти его, там, где его нет. Например, ты можешь нарисовать летящий шарик, ничего не значащий. А кто-нибудь скажет,  это символ нашей планеты, якобы она такая воздушная, пустая. Но это уже полемика.

Совершенно точно могу сказать, что рисуя, я ощущаю экстаз.

В этот момент я могу ни о чем не думать. Наверное, это даже можно назвать медитацией. Я получаю кайф от процесса и наслаждение от результата. Плюс, пока я рисую, я могу обеспечить свою семью и самого себя. Как материально, так и духовно, что тоже немаловажно.