На The New York Times появилась любопытная заметка, где автор высказал мнение о том, что гаджеты могут заменить психотропные вещества. Один из авторов «Второй Ветки» адаптировал текст на русский язык.

Во времена опиоидной эпидемии, в период роста подвидов смертельно опасных синтетических препаратов и увеличения количества территорий, на которых травка легализована, замечено действительно странное явление: американские подростки все меньше и меньше пробуют и/или регулярно принимают дурь, в том числе и алкоголь.

Эта тенденция рывками строилась в течение последнего десятилетия, но никто толком не понимал, почему это происходит. Некоторые эксперты предполагают, что снижающееся количество курильщиков сигарет сокращает и основной поток потенциальных наркоманов. Есть версия, что учебные кампании против употребления наркоты, долгое время остававшиеся совершенно бесполезными, наконец-то прижились.

Исследователи ищут ответ на вопрос: не потому ли подростки заинтересованы в наркотиках меньше своих предшественников, что они постоянно увлечены компьютерами и смартфонами и развлекаются благодаря им?

По словам экспертов, эту гипотезу стоит исследовать: уровень «потребления» смартфонов и планшетов увеличивался в то же время, когда спрос на наркотики падал. Вышеупомянутая взаимосвязь вовсе не означает, что один феномен был вызван другим, но ученые утверждают, что интерактивные носители, оказывается, играют на тех же чувствах, что и эксперименты с наркотиками, включая поиск новых ощущений и стремление к независимости. Или же, что тоже вероятно, подростки занимают гаджетами время, которое они мы могли потратить на тусовки.

уровень «потребления» смартфонов и планшетов увеличивался в то же время, когда спрос на наркотики падал

Нора Волков, руководительница Национального института исследования наркотической зависимости, сообщила, что планирует провести исследования на эту тему в течение следующих нескольких месяцев. Она хочет созвать совет ученых в апреле, чтобы обсудить этот вопрос. Волков признается, что она сразу подумала о влиянии современных технологий на снижение уровня употребления наркотиков, когда увидела последние результаты масштабного исследования.

«Наблюдение за будущим» – это ежегодный опрос, который проводит государство. Он нацелен на выявление количества подростков, сидящих на наркотиках. В ходе нынешнего анкетирования выяснилось, что уровень потребления запрещенных препаратов (не марихуаны) среди учеников 8, 10 и 12 классов стал рекордно низким за всю сорокалетнюю историю проекта.

Общество стало терпимее относиться к марихуане, однако ее потребление учениками восьмых классов за последнее десятилетие значительно снизилось.

Курение травки популярно у выпускников старшей школы, но они стали реже принимать кокаин, галлюциногены, экстази и крек. Правда, тяга к ЛСД стабильна.

Последняя декада примечательна и тем, что школьники проявляют меньше интереса к героину, как говорится в исследовании. При этом его употребление стало эпидемическим среди взрослых в некоторых странах.

Все большее количество специалистов стало думать о том, что растущая популярность гаджетов и падение спроса на наркотики – не просто совпадение. Волоков описывает интерактивные носители как «альтернативное употребление» наркотиков, добавляя, что «подростки получают кайф, когда обращаются к этим игрушкам».

подростки получают кайф, когда обращаются к этим игрушкам

Сильвия Мартинс, эксперт по вопросам злоупотребления психоактивных веществ, которая уже обращала внимание на потенциальную взаимосвязь между потреблением наркотиков и интернета у подростков, называет эту теорию «очень правдоподобной».

«Играя в видеоигры, проводя время в социальных сетях, молодежь удовлетворяет свои потребности в поиске ощущений. Подросткам не нужно искать новые виды деятельности», — говорит Мартинс. Однако она не отрицает, что теория должна быть доказана.

Сион Ким Харрис, соруководительница Центра злоупотребления наркотиков Бостонского детского госпиталя, подчеркивает, что интерес к наркоте у подростков в возрасте от 12 до 17 лет угас, однако тяга к препаратом у студентов колледжей остается на прежнем уровне.

Харрис сообщила, что она не исключает положительное влияние гаджетов на эту проблему, но она все же надеется, что подростки реже садятся на иглу благодаря образовательным лекциям и антинаркотическим кампаниям.

Джозеф Ли, психиатр из Миннеаполиса, который лечит подростковую наркотическую зависимость в Фонде Хэйзелден Бетти Форд, подозревает, что опиоидная эпидемия, которая указала на высокую смертность от некоторых препаратов, стала сдерживающим обстоятельством для излишне любопытных подростков.

Все эксперты в голос твердят о своих надеждах на закрепление тенденции. «Важно продолжать изучать причины падения спроса на наркотики. Не менее важно повторять мысль о вреде психоактивных веществ», — замечают они.

Смартфоны могут казаться неотъемлемой частью повседневности, однако исследователи только начинают разбираться в их влиянии на мозг. Эксперты подчеркивают, что смартфоны и социальные сети в частности не просто реализуют примитивную потребность в общении, но и создают мощную обратную связь.

Дэвид Гринфилд

основатель Центра помощи зависимым от интернета и технологий

«Люди носят в кармане мощную дофаминовую бомбу. Дети таскают её почти всю жизнь»

интерес к наркоте у подростков в возрасте от 12 до 17 лет угас

Семнадцатилетняя Александра Эллиот, ученица последнего класса старшей школы Георга Вашингтона в Сан-Франциско, говорит, что заходить в соцсети со смартфона кажется ей приятным особенно во время накуривания. Пропащая пользовательница смартфона, которая, к тому же, время от времени покуривает марихуану, Александра не думает, что эти две вещи исключают друг друга. При этом она заметила, что смартфон — это ценный инструмент для тех участников тусовки, которые не разделяют тяги к наркотикам, потому что «ты можешь просто сидеть и выглядеть так, как будто ты занят чем-то, даже если ты бездельничаешь, изучая различные интернет-страницы».

Я так уже делала. Когда сидела рядом с сидящими в кругу людьми, передающими друг другу бонг или косяк. Я всегда буду стоять вне круга и переписываться с кем-нибудь.

Восемнадцатилетняя Мелани Кларке, которая взяла год отдыха после школы, работает в «Старбаксе». Она заявляет, что практически не проявляет интереса к дури, несмотря на то, что та окружает ее.

«Если честно, я думаю, что это замещение», — говорит мисс Кларке, не отрываясь от телефона. Она вообще крайне редко с ним расстается. Мисс Кларке также отмечает, что привычки зависят от человека. «Когда я прихожу домой, мой первый порыв — взять телефон. Кто-то бежит к бонгу».

Джеймс Энтони, профессор эпидемиологии и биостатистики Мичиганского университета и эксперт по изучению наркотического поведения, уверен, что довольно сложно выявить причины тенденции. Правда, отвечая на вопрос о влиянии технологий на спад потребления наркотиков, он сказал, что «только дурак не задумывался об этом».

Когда я прихожу домой, мой первый порыв — взять телефон. Кто-то бежит к бонгу

Как гласит опрос организации, контролирующей потребление психоактивных веществ и ментального здоровья, 2015 году 4.2 процента подростков от 12 до 17 лет выкуривали по сигарете за последний месяц, тогда, когда в 2005 году они употребляли 10. По их данным также количество подростков, пивших спиртное за последний месяц, сократилось с 16.5 процентов до 9.5 процентов, в то время как «молодые взрослые» (люди от 18 до 25 лет) стали больше выпивать.

Опрос также выявил небольшое, но, тем не менее, удовлетворительное падение спроса на кокаин у молодежи в возрасте от 12 до 17. Интерес к марихуане остается стабильным в течение исследуемого десятилетия: в 2015 году 7 процентов детей того же возраста признались, что курили траву. Так же сказали их ровесники в 2005 году.

В то же время гаджеты съедают огромную часть свободного времени людей. По результатам опроса, опубликованного в медиа «Здравый смысл» в 2015 году, следует, что американские подростки от 13 до 18 лет проводят минимум 6.5 часов в день, играя в видеоигры и общаясь в социальных сетях.

В 2015 году Исследовательский центр Pew сообщил, что 24 процента молодежи от 13 до 17 лет практически постоянно онлайн и что 73 процента пользуются смартфоном или имеют доступ к нему. В 2004 по результатам анкетирования этим же центром получилось, что 45 процентов подростков имеют телефон (первый iPhone, который внедрил смартфоновую зависимость, появился только в 2007).

Эрик Эллиот, отец Александры, который работает психологом в ее школе, говорит, что гаджеты и компьютеры — источник растущего беспокойства. Мистер Эллиот, который консультировался с молодыми людьми 19 лет, признал, что заметил спад интереса к алкоголю и наркотикам в последние годы. «Больше вероятно встретить студента, который зависим от видеоигр, чем от наркотиков», — сообщил он. — «Я не мог сказать того же в начале карьеры».

В случае с дочерью мистер Эллиот видит опасность в смартфоне, а не в наркотиках. «Сейчас я расцениваю ее как человека, который не зависим от курения травы. Но телефон — это та вещь, с которой она спит»

Оригинал текста: The New York Times

Перевод и адаптация: Анастасия Васильева

Опрос выявил удовлетворительное падение спроса на кокаин у молодежи в возрасте от 12 до 17