30 ноября 1979 годы презентован альбом The Wall, где Pink Floyd рассказали непростую историю о том, как формируется и изменяется личность, в зависимости от окружения и поступков. Там же герой ловит адовый трип.

В честь 38-летия альбома креаторы «Ветки» нашли людей, которые рассказали про свои ужасные трипы, чтобы вы никогда так не делали.

Дисклеймер: наркотики это плохо, мы против

Варя, 17, спайс

Наступил сентябрь, мне было шестнадцать, гуляя в компании знакомых и друзей один из них предложил «кое-что покурить». Первые пару минут после употребления все было в порядке, но потом я совершила очень большую ошибку и решила закрыть глаза на пару минут, а потом их открыть. Вот тут и начался ад.

Вселенные начали крутиться, в голове была только одна мысль: «как выйти на своей?»

В эти минуты казалось, будто я умираю, это чувство не сравнить ни с каким, оно очень холодное и беспощадное. Закрыв и открыв глаза вновь, я перестала узнавать людей находящихся со мной рядом, казалось, что смотрю какой-то фильм.

Разум отстранился от тела, а время тянулось словно резина, постоянно возвращаясь в исходное состояние.

Это плохой опыт, но он смог показать мне всю хрупкость простой человеческой жизни.

Егор, 18, спайс+стакан пива

Выпил и затянулся, и тут же захотел отмотать время назад, и сказать себе: «Не делай этого!», — но, увы, доступа к машине времени у меня не было. Сразу же воздух вокруг начал сгущаться, сначала до состояния воды, потом до состояния пластилина.

Я не болел клаустрофобией, но тогда я испытал всю гамму чувств больного ей человека.

Я не могу пошевелиться, я застрял в пространстве, трудно дышать — давит даже на ребра. Меня убивало физически. Но этим не ограничивался злосчастный эффект. Чтобы добивать меня психологически, на помощь пластилиновому пространству, пришел очень громкий гул, как от ЛЭП. Вслед за незнакомым чувством накатила паника, которая переросла в нескончаемую паранойю. Из этой воронки не выйти не получалось, с каждой секундой все хуже.

Как только мне удалось выйти на улицу с надеждой на отпущение, я начал терять зрительный контакт с миром, перед глазами были телевизионные помехи, чёрно-белый экран и мысли «еб*ть, что происходит?». Это ад, считайте вам осколком взрыва задело зрительный отдел мозга, первые ощущения, отчаяние и страх. Это продолжалось будто вечность, мне было больно, и я чуть ли не плакал от безысходности.

Я побывал в аду, и был безумно благодарен, за возвращение обратно.

Катя, 19, JWH

Я человек с очень богатой фантазией, поэтому шутки с синтетикой заранее обречены на бэд-трип.  Уже через пару секунд я сползла по стене на пол и пробыла в таком положении неопределенное время. Спустя какое-то мгновение отсутствия всего мира, появился вакуум. Космический и чёрный.

Очень тяжело физически, казалось, что меня сжали до размера кулака, ощущается дикий перегруз.

Да и меня самой уже нет, но я участник и наблюдатель, и наблюдаю за всем от первого лица, только кнопки управления не работают.

Я смотрю на этот вакуум, тяжело, отовсюду слышится звук ЛЭП, и тут появляется труба, собранная из светящихся линий, которые берут начало где-то далеко и так же далеко уходят вперёд. И вот меня несёт вместе с этими линиями по трубе, которую они организовывают собой. Так плохо, словно ты первый космонавт, отправившийся далеко внутрь себя.

Перегрузы заставляли чувствовать себя под прессом  — я вот-вот стану причиной появления черной дыры.

Движения стали направляющими этих линий, и в этот момент я слилась с одной из них и почувствовала мертвую тишину. В тот миг казалось, что это навсегда. Тут вакуум рассеялся и превратился в другой сюжет в той же гамме: как на иллюстрациях к русской классике, передо мной появился домик, освещенный яркой луной, а в домике сидели двое. Одним из этих двоих была я. Неустановленная личность мне что-то рассказывала, но язык был мне необычен.

Я слышала вопросы, вроде: «Абаоврви? Вбадаорыт. Гыылыоаппр. Рпаыоыовлвлт, далрпн?».

От этих вопросов становилось жутко, ведь казалось, будто я знаю на них ответ, и ответом являлись самые жуткие тайны черного космоса, которые открылись мне на мгновение. Полученный трип периодически продолжает визуализироваться в моих ночных кошмарах.

Артем, 17, сатива+спайс

Всегда считал спайс самым ебанутым наркотиком, в итоге сам случайно попал под него, думая, что это просто обычные шишки. Накрыло резко, пока мог, сообразил, что пора сваливать, так как дело было в центре города, в людном заведении.

Сразу понял, что я конкретно попал, чувство полной потери контроля над ситуацией полностью забило мою голову.

Руки тряслись как отбойные молотки, стоять на месте не мог — прыгал, видимо организм сходил с ума: пульс под 200 ударов, значит, стоять на месте нельзя — вырубит.

Надеть куртку не смог — вышел на улицу в минус двадцать в чем был, надел капюшон и просто пошёл, неважно куда, нужно просто идти. Сначала думал, вдруг примут стражи правопорядка, сильно беспокоился, но спустя 15 минут мне стало просто пофиг, мне было так плохо, так адово, что я был готов звонить 03 и приниматься 02, лишь бы отпустило.

Шел, и медленно умирал под 200 ударов, шел и чувствовал голоса вокруг людей, обсуждающих тебя и твое поведение, весь мир стал фильмом с частотой один кадр в секунду, где самое сложное — перейти через поребрик. Все что я чувствовал, это чувство приближения моей кончины, я реально стал умирать, и, уже смирившись со смертью, накатило чувство стыда и сожаления: мама узнает, что ее сын умер от передоза спайса прямо в центре города.

Забавно, думал я: стану героем местных газет и региональных новостей, буду примером, о котором будут рассказывать на школьных профилактических уроках.

Вот вся моя история, с того случая прошло 2 года, а последствия чувствуются до сих пор, уж слишком сильный удар был тогда совершен по моему сознанию, меня просто вывернуло, я выжил, но стал совсем другим человеком.

Дима, 21, нбомы

Попробовал этот психоделик впервые, чего ожидать — не знал. По стечению обстоятельств нам с трезвым товарищем нужно было сходить в магазин, там меня и забрало.

Казалось, все смотрят на меня, в очереди обсуждают меня, я закричал и убежал в сторону. Меня догнал товарищ и я уговорил его вернуться в домой.

Мы шли пешком на седьмой этаж и на каждом этаже мне казалось, что со мной идёт другой человек, это были мои друзья, и на каждом этаже я с ними прощался и просил прощения, потому что я ощущал приближение смерти.

Я чувствовал: мы доходим до нашего девятого этажа, и я умираю.

На седьмом этаже я заплакал, так горько было прощаться с другом. На девятый я поднялся в готовности встретить смерть, надо было только позвонить паре человек. Но на телефоне кончились деньги, я плюнул и поднялся.

Провал в памяти. И я просыпаюсь под противную мелодию с телефона.

Чувство страха отдавалось у меня в груди, а голова отказывалась верить в произошедшее.

Саша, 23, спайс

Я гостил у товарища, смотрел какой-то фильм. В то время как он поднёс мне трубку, возможность чуть скрасить вечер мне показалась заманчивой. Вдох-выдох. Эти действия повторил и он. Я продолжил дальше залипать в монитор, друг сел на диван и смотрел в окно.

Взяло практически сразу. Я расслабился и начал ждать изменения осознания. Зрение чуть тормозило, смысл фильма который я смотрел уже давно перестал быть понятным, поэтому я просто смеялся над вырванными из общего контекста фразами.

Повернувшись для того чтобы показать своему другу лица на экране, увидел следующее: товарищ сидит в углу без футболки и держит голову руками. Он сидел лицом к стене. Сразу появились мысли о том что с ним не все в порядке.

Я хотел к нему подойти, но в голове что-то щёлкнуло, меня передернуло, а по спине прошла дрожь — таймер запущен.

Внутренний голос отчетливо повторял: «Он собирается тебя убить…» Сложно выразить как мне стало страшно.

Это первобытное чувство, которое можно разбудить только в момент насильственной смерти. А ведь он просто сидел и покачивался.

Я решил максимально тихо уйти из квартиры, стараясь его не провоцировать. В коридоре трясущимися руками я быстро пытаюсь собраться. Тут его тело появляется в двери. Худой и болезненный силуэт, жуткий смертельный холод. От страха не получалось пошевелится. Голос пропал. Ужас сковывает.

Мой убийца медленно направляется ко мне, опираясь на стены.

Естественно, друг всего-лишь прошел мимо, попутно пожав руку. Это закончилось. И выйдя во двор, я еще долго сидел на лавочке пытаясь переварить все случившееся. Мозг смог полностью, с нуля, из ничего, нарисовать такую жуткую картину. И ты никак не можешь предугадать, как тебя накроет, мягко или по-злому.